Грани покера

Покер и бекинг Макса Каца

Опубликовал в Мир Покера 6 5.0

Максу всего 26, но о его жизни уже можно писать книгу. Он прошел большой путь в покере и добился очень многого. У него действительно есть, чему поучиться. Выкладываю првую часть нашей беседы с Максом, где он рассказывает немного о том, как покорял покерные вершины и много – о том, как сделать так, чтобы покер работал на тебя.


Покер



Во что ты начинал играть и как со временем менялись твои предпочтения?
 


- Я всегда только в Холдем играл, больше ни во что не играл. Немного в кеш, но в основном – турниры.



Обращался ли ты к кому-то за помощью в процессе освоения игры? 
 


- В то время, когда я начинал играть, эта вся тема с тренерами была не очень развита. В основном я учился играть по книжкам. Еще мы встречались с оффлайн-игроками, которые тоже тогда этим занимались – в их числе Зая, например, и другие сейчас известные игроки. Встречались и обсуждали игру, обсуждали свое мнение по раздачам и т.д. Это помогало развиваться. 
 


Что изменилось в твоей жизни с приходом чемпионского титула? Как отреагировали близкие, как ты стал себя ощущать?
 


- Единственное, что реально поменялось – это стало себя проще представлять. Вместо объяснения, что вот, покер – это не то что, к примеру, автоматы игровые…


 
То есть раньше встречал непонимание?…

 


- Ну, непонимание я и сейчас часто встречаю, но сейчас я уже не представляюсь как игрок. А тогда стало проще – Макс Кац, первый чемпион России по покеру. Появилась возможность и интервью какие-то давать в общегражданские СМИ, и блоги открывать в других местах. Стало очень легко: «У нас открыл блог первый чемпион России по покеру». Всем все понятно. А то какой-то непонятный Макс Кац… В общем, это очень важно как-то иметь возможность себя охарактеризовать, определить одной фразой, тут она, конечно, очень подошла. А кроме этого ничего, конечно, не изменилось. 



 

А как вообще близкие относились к твоей игре?

- Всегда положительно. Мне с семьей повезло, мне никогда не лезли в душу. Я всегда делаю то, что считаю нужным и всегда получаю поддержку – никто никогда не говорит мне, что делать. Ну, это бы и не получилось, потому что я все равно не послушал бы. Но этого и не происходило. Решил заниматься покером – значит занимается покером. Не было такого, что нет, тебе надо заниматься чем-то другим. Они отлично понимают, что мне самому видней, что мне надо. Хорошо, когда родные люди адекватны. 

Как ты считаешь, что является определяющим фактором в покерной карьере – считаешь ли, что для того, чтобы добиться в покере больших успехов, необходим талант, или, напротив, все это – результат упорного труда, или же всему виной определенный склад ума?

- Ну, это вопрос на целую книжку, на него сложно ответить кратко… Если кратко, считаю, что важней всего – объективный взгляд на собственные умения, на собственные возможности. И отсутствие самообмана. 

Ты согласен, что не каждый человек сможет в этом преуспеть, постичь эту науку – покер?


- Я не считаю, что эта возможность – объективно себя оценивать и развиваться – это какая-то природная данность. Это люди могут в себе изменять – если захотят. Ведь у кого в покере не получается? У тех, кто приходит и уверен, что будет что-то выигрывать, и вообще что-то у него будет получаться, только потому, что он такой умный сам по себе. Те же, кто подходит объективно, кто понимает, что они не будут ничего выигрывать, не будут делать деньги, пока они не изучат огромное количество материала и не получат большой опыт – независимо от того, какие у них личные характеристики – те практически в любом случае добьются каких-то успехов. Другое дело – каких, более или менее значительных. Вот это уже зависит от каких-то личных качеств. Кто-то более к этому склонен, кто-то менее. Но в любом случае, мне кажется, что главный фактор – это объективная оценка самого себя. 



 


А сам ты с покером планируешь в ближайшее время завязывать, да?



- Я не собираюсь, я давно завязал. 
 


И не возвращаешься? Ради удовольствия…?
 


- Нет, удовольствия в этом для меня нет никакого абсолютно, уже месяцев 8 примерно я вообще ничего не играл, ни разу не брал в руки карты. 
 


И не скучаешь?


- Нет, абсолютно – очень рад, что смог закончить с этим, потому что это очень тяжелая, в общем-то, работа, я предпочитаю не делать тяжелой работы, если это возможно. У меня сейчас выстроена структура, за меня играют другие игроки, и, конечно, мне это намного больше нравится. Я не понимаю, какая может быть к этому тяга… Возможно, есть какие-то люди, для которых покер – это способ самореализации. Возможно, покер для них – это дело, благодаря которому они чувствуют, что что-то могут… У меня такого нет, я никогда так не думал. Это всегда были только деньги для меня, и сейчас, когда у меня есть возможность делать деньги другими способами, более простыми для меня… они, конечно, не более простые, но так уже сложилось, что деньги делаются, и необходимость играть для меня отпала – я очень рад.


 

Бэкинг

В настоящий момент твой бэкинговый фонд является крупнейшим в мире. Насколько я знаю, успех в этом деле пришел к тебе не сразу. Как ты думаешь, благодаря чему вы все-таки вышли на такой высокий уровень? 

Получилось это далеко не сразу. Бэкингом я интересовался с первого же дня, как только начал заниматься покером. С первой же своей игры всегда делил свои деньги с другим игроком, моим другом – Димой Егоровым. Обычно мы играли так – он сел и я сел. Половина от моего результата, и половина от его – были у нас общим. Таким образом мы могли играть бОльшие лимиты, соответственно и зарабатывать в два раза больше (каждый из нас), и в какой-то степени друг друга подстраховывали – у одного, например, плохое настроение, а все равно какой-то доход есть. Это мне сразу нравилось, потому что и он, и я использовали рычаг, и всем от этого было лучше. Ведь если ты сам, при наличии, скажем, 10 тысяч долларов, можешь, по банкролл-менеджменту, играть турниры за 100 долларов. Если же вы сложились и у вас есть 20 тысяч, то вы оба можете начинать играть турниры по 200 долларов, делить их пополам. То есть, получается, что ты играешь не один стодолларовый турнир в день, а два стодолларовых – берешь чужие деньги и заодно их прокручиваешь. Конечно, здесь нужно, чтобы были необходимые лимиты, но они тогда были – мы играли оффлайн, и спокойно, при помощи складывания банкроллов, поднимались на лимит выше и играли оба – такой рычаг был. 


Это всегда мне нравилось, со временем я стал собирать команду. На каком-то этапе у нас было в команде человек 12. Меня всегда привлекала эта идея, чтобы играли и другие, а не ты один – чтобы был этот самый рычаг. Чтобы ты зарабатывал не только своей игрой, но и получал деньги с тех, кто играет, прокручивая твои деньги. Ведь не важно же, кто именно прокручивает деньги – ты или кто-то другой, главное – чтобы они работали.



 


Но тогда я пошел по неверному направлению, я стал набирать молодых адекватных ребят лет по 17-18-19, мы пытались их учить, чтобы они играли, и потом – финансировать. Это работало со слабым московским оффлайном, получались довольно нормальные деньги. Но это совершенно не работало в каких-то более сложных событиях, потому что уровень у нас и самих был не сказать, чтобы слишком высокий. Он был нормальный, конечно, и позволял бить какие-то московские игры, но, к примеру, на EPT мы выйти не могли. У ребят, соответственно, было еще хуже, потому что мы их и учили. Ведь у нас как – когда приходишь в учебное заведение, ты ждешь, что тебе там скажут, что нужно делать и куда нажимать, и ты будешь все знать… В общем, покерные знания у них получились с дырками. В итоге играли кто в ноль, кто в минус, кто в небольшой плюс, к тому же было их всего 10. Как-то дело это не пошло. 



Потом появилась эта идея – продать доли. Вернее, появилась она давно, но в России это я первый сделал. Это был NAPT в Вегасе. И мне показалось, что у этого дела есть большой потенциал. Если все коммьюнити станет продавать доли, то я смогу их покупать, и таким образом мне не надо будет никого готовить и выращивать, и я смогу просто финансировать уже готовых людей – это, конечно, намного лучше. Раньше, когда была команда, я как-то не думал в этом направлении, не возникало мысли устроить себе доступ к уже готовым людям. Мне казалось, что если кто-то готовый, то у него и так уже все налажено, что оказалось неправдой. 


 


И где ты стал искать таких людей?



- Ну, для начала я стал продвигать всю эту систему с продажей долей в России. Подал пример, и сразу встретил сильное сопротивление со стороны Саши Кравченко, в основном, а также многих других известных участников коммьюнити. Но в основном и с Сашей, и с другими у нас так получилось, потому что это задело их интересы, у Саши тогда была своя команда, и ему ни к чему было, чтобы люди имели альтернативу – публичную продажу. И он стал очень активно писать против, аргументы были такие, что это некорректно – продавать доли с коэффициентом. Я же это очень сильно оборонял, писал, что вполне корректно и нормально. И на каком-то этапе прорвало – все стали продавать доли. Сейчас практически нет участника коммьюнити, который доли не продает. В частности, я всячески защищал идею продаать доли с коэффициентом, а не 1:1, потому что 1:1 продавало бы очень мало людей, а с коэффициентом это многим становилось выгодно – к примеру, ездить везде, ну и т.д. 
Ну и появилась система, а дальше, так как я уже изначально в ней был, мне было в ней просто ориентироваться – я уже хорошо понимал, что нужно делать, кого покупать, и почему. И начал сначала в России покупать – это очень удачно было, мне это принесло несколько десятков, больше ста тысяч долларов за первые несколько месяцев. А потом я сделал фонд, потому что изначально я покупал за свои деньги, доли были маленькие. К примеру, продает кто-то пятитысячник, а я куплю у него двести или сто долларов. Естественно, покупая все 5 тысяч сразу, ты имеешь больше влияния и возможностей. И это удобней всем – игроку не надо возиться с 50 инвесторами, которые купили по 100 долларов. И я решил, что такой фонд имеет смысл. Я сделал объявление в блоге, собрал 15 человек (сейчас их уже 19), которые скинулись банкроллами, и стал покупать доли и от их имени тоже. 



Первое время это шло нормально, но не так хорошо, как могло бы, но потом мы вышли на 2+2, купив там Дэвида Вамплю, и он сразу выиграл EPT London. Это была наша первая покупка на 2+2, тогда мы и обратили внимание на этот ресурс, и оказалось, что там в этом смысле полная пустота.



 


Типичная ошибка любого человека, который собирается заняться каким-то делом – мысль, что все уже везде занято и куплено. Но так кажется только тогда, когда ты плохо еще знаком с делом. Когда ты знаком более-менее глубоко, то оказывается, что ничего и не занято. И вот оказалось, что на 2+2 делаются какие-то контракты с мейк-апами, но в целом сделок практически нет, предложения часто не выкупаются, а когда выкупаются, то это 25 человек одну долю, что никому неудобно. В общем, я увидел там потенциал, и мы начали очень активно входить на 2+2, а когда вошли, то стало понятно, что у нас есть возможность захватить это дело, ведь кроме нас там никого не было. Естественно, стало понятно, что на это у нас есть несколько месяцев – пока другие не соберутся и не сориентируются, что нужно делать. 


Мы стали действовать довольно агрессивно, очень активно покупали доли, иногда я даже покупал предложения, которые кажутся не очень плюсовыми, просто ради того, чтобы наладить отношения с людьми. Мы ездили на турниры, знакомились с игроками, и таким образом приобрели значительный вес в коммьюнити. Мы сделали специальный сайт, где игроки могут делать нам предложения, и там уже зарегистрировалось 700 человек, что на мой взгляд составляет процентов 90 всех людей, продающих доли, у которых выгодно покупать. Естественно, не все 700 нормальные, но есть 500, и это очень круто.



 


 


Сейчас от нас на WSOP’е играет 140 человек, и все они очень хорошие. Я нашел американца, который является очень хорошим игроком и тренером, которому мы платили почасовую оплату за то, что он просматривал хэнд-хистори игроков и подсказывал нам, кого покупать, а кого нет. Также мы ездили знакомиться с игроками – в общем, создавали всяческими способами такую структуру, и теперь покупаем доли. Ну и конечно, это все не идет ни в какое сравнение, когда на тебя играют 140 хороших игроков, с самостоятельной игрой. Если денег и не в 140 раз больше, то раз в 90 – точно. 



Как события Черной пятницы повлияли на WSOP`11 и на оффлайн?


- На WSOP пока никак не повлияли, количество участников на 1,5% больше, чем в прошлом году в среднем. На мейн повлияет, наверное, из-за отсутствия сателлитов Старза – американцев, играющих сателлиты Старза. В Вегасе оффлайн подпортится, многие игроки приедут сюда играть.



 


Были ли у фонда случаи, когда игроки отказывались выплачивать часть от выигрыша? Чем закончилось? Как решали?



- Это вопрос, который очень всех беспокоит, потому что, действительно, фонды и бэкинг от этого дела практически незащищены. Но у нас не было ни одной такой ситуации – все эти ситуации я успел разрешить до их происхождения. Были случаи, когда кто-то доехал, и я подбежал сразу и взял него наш доезд наличными, прям на месте. Когда подходишь к человеку в кассе и просишь свою долю – он отдает. И были у нас такие ситуации, когда мы вот так свое взяли, а через полгода выяснилось, что этот человек взял и украл деньги остальных дольщиков – которые он должен был перевести в электронные и разослать всем. Такие ситуации были. Но вот чтобы у нас кто-то что-то украл – такого не было. 
 


А как сейчас обстоят дела с конкурентами?
 


Да, сейчас конкуренты уже появляются, но их гораздо меньше, чем я ожидал. Появился Зая со своим фондом. Зая – очень адекватный человек, мы с ним еще в покере вместе начинали, и саму идею фонда он мне подал – год назад, как раз Вегасе. Даже не совсем подал: кто-то другой создавал какой-то маленький фонд, и мы просто обсуждали с ним при встрече – как бы если фонд организовать. И он говорит мне: “Так это мы с тобой должны это делать, кто же еще?! У нас с тобой есть для этого все знания, навыки…”. Только в итоге я открыл свой фонд через 5 дней после этого разговора, а он… Он в то время играл WSOP, и мы что-то с ним не сработались. Да тогда он в общем-то и не имел в виду, что мы должны вместе открыть один фонд, он просто имел в виду, что нам нужно в этом направлении работать. Потом я его пару раз приглашал, но он решил открыть свой фонд, и его можно понять – ведь есть очень мало людей, достаточно квалифицированных, чтобы вести такое фондовое дело, нужны очень специфические навыки и знания, и есть они буквально у нескольких человек, их по пальцам посчитать можно. И, конечно, когда они есть, гораздо выгодней открыть свой фонд и собирать со своих инвесторов деньги за управление, нежели участвовать в чьем-то фонде. И вот он открыл свой, и сейчас очень адекватно ведет свою деятельность, и является, я бы даже сказал, больше коллегой, чем конкурентом мне. С Заей у нас всегда отличные отношения, никаких проблем. Возникают какие-то рабочие моменты, но в целом – всегда договоримся, всегда все хорошо. А больше, как ни странно, нет конкурентов.



 


Почему-то в Америке не появился ни один фонд – не знаю даже, почему. Я послеживаю за ситуацией, когда я вижу, что кто-то начинает проявлять интерес к этому делу, я с ним сразу встречаюсь, и пытаюсь привлечь в свой фонд, чтобы он не открыл другой… Но почему-то очень многие люди, высказывающие очень адекватные мысли по поводу бэкинга в результате ни к нам не идут, ни свой фонд не делают. 


Помнится, и Зедмор пытался свой фонд создавать, и я его к себе приглашал, но почему-то он не посчитал нужным участвовать. Была еще попытка создания фонда у Стаса Алехина, которая тоже провалилась, в связи с тем, что он неадекватно управлял им. Вот и вся конкуренция. При этом поле игроков просто огроменное. Зая сосредоточился в основном на Россиянах, я-то у россиян почти не покупаю ничего, и мы практически вообще с ним никак не пересекаемся – там еще штук 5 таких фондов войдет. Работать есть где. Сейчас я хочу с Норвегией работать, открыть там отделение, или управляющего норвежца взять…



 


А количество инвесторов планируешь увеличивать? Сейчас их 19?



- В данный момент нет. Тот совместный банкролл, который у нас сейчас есть, вполне справляется с этим объемом покупок. Но 1 августа заканчивается наше соглашение (у нас есть соглашение об участии в фонде, согласно которому инвесторы платят определенную сумму за свое участие) с большинством из них, поэтому после WSOP’а я, возможно, подумаю, не переделать ли как-то структуру фонда. Возможно, взять поменьше, или, наоборот, побольше инвесторов. Возможно, мне это будет более выгодно в плане денег, которые они мне платят. Так как у меня нет перед ними никаких обязательств за пределами 1 августа, у меня есть возможность подумать над этим. Поэтому, возможно, я и буду кого-то нового набирать. Ну или если я получу какие-то предложения… я регулярно получаю предложения, например, месяца 3 назад набора в фонд не было, но мне написал человек, что ему нравится работа моего фонда, и он бы хотел заплатить 20 тысяч долларов мне лично, чтобы вступить в мой фонд. Ну, тут, конечно, грех отказаться – конечно, я взял его. Поэтому, возможно я и возьму кого-то, если будет хорошее предложение. 
Но, конечно, с моими инвесторами мне гораздо удобней работать, чем с другими, потому что они понимают уже все особенности дела. Не все ведь могут понять, что такое даунстрик, почему что-то проигрывается, не все знакомы с всякими особенностями работы банкролла. А они уже все это знают. Поэтому, если денежные предложения будут не намного выше тех, что я сейчас имею, то я, наверное, останусь с этими. А будут намного выше – поменяю. Подумаю. 



То есть не все твои инвесторы раньше были связаны с покером?



 


- Разные есть. И из покера, и не из покера. 



Какие у фонда планы на будущее? Возможно, планируешь какие-то нововведения?



- Основные планы – это продолжать работать с имеющимися 500 игроками, финансировать их на турниры, которые им подходят. 


Возможно, делать какие-то предложения…?



- Да нет, они сами делают предложения. Это же взаимовыгодное дело. И им это тоже нужно. Я предполагаю, что после WSOP’а (до WSOP’а у нас не было столько людей), у нас практически на каждом покерном турнире, в любой стране, будет примерно 5% участников. Будем собирать деньги с покерного мира огромными лопатами. 



Есть, конечно, какие-то планы развития. Есть страны, где явно не хватает бэкинговых проектов. Вот, например, Норвегия. Покер там – чуть ли не главный национальный вид развлечения, многие очень любят в него играть и играют. В стране с такими развитыми покерными традициями и общий уровень игроков намного выше среднего, а уровень их хороших игроков тоже намного выше среднего уровня хороших игроков из других стран. 
Но при этом там совершенно нет никаких бэкинговых проектов, очень мало норвежцев участвует в EPT, хотя и ехать далеко не надо, и визы не нужны, и налогов никаких нет… Все это из-за отсутствия финансирования. Если россиян в каждом EPT процентов 8-10, то норвежцев – меньше 1%. При этом количество игроков в покер в обеих странах примерно одинаково. Конечно, население у нас больше, но в покер при этом играет меньший процент населения. 



Такая же ситуация с датчанами. Но там немного хуже, потому что там нет таких сильных покерных традиций, как в Норвегии. В Норвегии еще, кстати, запрещено играть в самой Норвегии – как и в России. Они играют в онлайне, я думаю… в общем, мне надо вникнуть. Хочу найти какого-нибудь хорошего норвежца, который будет представителем моего фонда в Норвегии, и будет работать с норвежским коммьюнити. Вот, это одно из направлений развития. Наверное, такие еще можно найти, но я сейчас об этом не особо думаю. Кроме норвежцев, которые – такое уж совсем очевидное дело, здесь очевидная возможность развития бизнеса… Да и страна мне нравится очень, что, правда, к делу не относится. Кроме Норвегии у меня особых планов пока нет, тут по ситуации: напишут – рассмотрю. 


В общем, из покера совсем ты уходить не собираешься.


- Конечно нет, куда уходить-то? Такое дело построил, уходить не буду.



 


Известно, что наряду с бэкингом ты оказывал услуги гостинга – доигрывания турниров за других игроков, что в покерном сообществе вызвало очень неоднозначную реакцию. Похоже, люди до сих пор не могут забыть твоей «страшной ошибки». Каково твое мнение на этот счет по прошествии времени? Раскаиваешься ли, или, напротив, не видишь в этом ничего плохого?



- Действительно, года два назад я делал коммерческий гостинговый проект. Я делал объявление на покероффе, что-то вроде «кто в концовке турнира – пишите, мне, чем-нибудь помогу». При этом я сам там редко доигрывал, но это не важно. В результате в покерном сообществе возник некоторый скандал на тему того, что это некорректно. Тогда защищал позицию, что это совершенно корректно, ведь это никак не контролируется, любой может это свободно делать. Со временем мне стало понятно, что коммерческая структура такого типа – это не очень правильно, потому что, несмотря на то, что это нельзя контролировать, это, возможно, не соответствует духу большинства игроков, когда они садятся играть в онлайн-покер. При этом я все равно не считаю, что это какое-то мошенничество, потому что игра остается честной: два человека играют друг против друга в карты. А то, что за кого-то из них сел другой человек – для меня это не кажется проблемой. 



Отношение к этому делу российского покерного сообщества же совершенно не такое, как это может показаться на первый взгляд. У нас не все такие принципиальные, чтобы всех беспокоил тот факт, что я занимался гостингом. На самом деле им совершенно все равно, большинство из громко кричащих на эту тему сами занимались и занимаются гостингом. Это очень распространенная практика среди российских игроков. Просто это такой подходящий повод меня уколоть, потому что гостинг защищать не принято, принято быть общественно против. Были и примеры других людей, занимавшихся гостингом, и реакция была совершенно не такая.



 


В действительности люди все понимают, что это такое, что это нельзя контролировать, и здесь нет никакого нарушения, кроме того, что играет другой человек. Это – мелкое нарушение общепринятых норм, как дорогу на красный свет перейти. В своих пассажах некоторые приравнивают это к краже денег, но это же совершенно разные вещи, все это понимают. Просто это очень удобная общественная позиция. Это всегда повод что-нибудь в мою сторону швырнуть. Но вокруг же не идиоты, все понимают… 



Сейчас бы я, конечно, этот проект не делал. Я абсолютно не осознавал, что он настолько общественно неприемлем. Есть какие-то общепринятые вещи, которые без особой необходимости нарушать ни к чему. И сейчас бы я их не нарушал, потому что это создает не соответствующий реальности имидж, и вообще это не нужно. Но тогда я не осознавал, что реакция будет именно такой, и когда она в российском сообществе появилась, я тоже не думал, что в этом может быть какая-то проблема. На многие мои дела, в том числе на продажу долей, продажу уроков, на продажу водов была похожая реакция, и понять, где она действительно обоснованная, а где – нет, очень трудно. Тогда я упустил это из виду. Ну, сделал и сделал, назад не открутишь. Сейчас бы не стал.



 

Оцените материал
Сделайте мир лучше
5.0
6