High Stakes Poker

Не сыпьте соль на рану: Негриану и High Stakes Poker. Часть 2

Опубликовал в Мир Покера 0 0.0

По прошествии трех сезонов на High Stakes Poker, наполненных бэд битами и полным невезением, Даниэль Негриану нашел в себе силы появиться в последующих трех сезонах, превосходя самого себя и проанализировав свою игру в рамках проекта. Он старался предугадать, как соперники будут играть против него в новых сезонах, особенно после того как сам уже продемонстрировал свой стиль игры в предыдущих эпизодах.  

Он извлек урок и решился на участие в сезонах 4-6, чтобы доказать покерной общественности, что первые три появления на шоу не являются показателем его мастерства и не говорят о том, что он всё время будет играть на High Stakes Poker в той же манере.

Он ошибся. Насколько сильно он просчитался, вы сможете оценить, прочитав статью до конца.

«Вот так вы играете в покер, парни!»

Шестой сезон был для Даниэля крайне важен, чтобы попытаться реабилитироваться за ужасную игру в предыдущих пяти сезонах. Но Майк Матюсов (Mike Matusow) имел на этот счет свое мнение; дело не в плохой или хорошей игре, к чему Матюсов не имеет отношения; это был тот неудачный случай, когда «The Mouth» победил Нериану даже не один раз, а целых два и всё в течение одной сессии.

Первая из двух легендарных раздач началась с Матюсова, который играл достаточно тайтово, чтобы заслужить насмешки за столом, лимпингуя с двумя королями с ранней позиции, что могло стать сигналом для остальных игроков. Негриану залимпил с 9♣8♣ с катоффа, Эли Элезра (Eli Elezra), то ли со скукой, то ли с беззаботностью, невозмутимо зарейзил до $5 000 с разномастными А-7 с баттона. Матюсов продолжил свой слоу-плей и коллировал рейз Элезры, так же поступил и Негриану с одномастными коннекторами на руках.  

К сожалению, у флопа были свои размышления по поводу того, кому сейчас должно повезти; разномастные К-9-9 открылись на борде, подарив Матюсову старший фулл-хаус, а Негриану собрал лишь трипс. Оба прочекали, а Элезра продолжил опрометчиво вливать деньги в банк, сделав продолженную ставку в размере $8 800. Матюсов по-прежнему придерживался своего стиля и просто коллировал. Негриану же отличился, приняв интересное решение. Он мог продолжить в том же духе и ответить флэт-коллом на ставку Эли. Или же мог сделать рейз и заставить Эли сбросить, увеличив банк и выставив свою сильнейшую руку против кажущейся сильной руки Матюсова, которому, исходя из разыгранного префлопа, выпало что-то вроде А-А/А-К или даже Q-Q. Матюсов настолько тайтово играл, что не мог разыгрывать девятки, за исключением разве что одномастных А-9, в целом так и получилось, ведь у Матюсова были К-К.

Негриану решил начать увеличивать пот, сразу выставив $28 800 на середину стола. Элезра поспешно сбросил свои карты и, после коротких раздумий Матюсов сделал ререйз до $68 800. В этот момент, памятуя о сверх-тайтовом стиле Матюсова, его лимпе/колле на позиции UTG, флэт-рейзе на флопе, можно сразу понять, что Матюсов стал бы так разыгрывать лишь две руки: А-А и К-К. В этот момент Негриану мог бы добавить еще $40 000 и посмотреть, как поведет себя Матюсов на терне; колл Негриану на 3-бет говорил бы о монстре на руках у Даниэля, ровно как и то, что Матюсов продолжит борьбу с осторожностью, имея к примеру А-А. Вместо этого Негриану выставился против Матюсова с олл-ином, получив в ответ от Матюсова колл и гневную речь. Пару мгновений спустя Негриану потерял еще один банк в размере $329 200.

«Конечно, всегда хорошо выигрывать первым…»

Удивительно, но долго ждать очередной стычки между этими двумя игроками не потребовалось. Позже в этом же сезоне Матюсов опять зашел лимпом с позиции UTG, поставив $1 600 на этот раз с A♣Q♣. Три игрока последовали примеру Майка, затем Негриану проснулся со своими десятками и решил либо разыграть пот в хэдз-апе, либо получить его сразу, сделав внушительный рейз в размере $16 000. Матюсов в этот раз отважился на ререйз, увеличив сумму до $45 000. Все остальные сбросили свои карты, Негриану потребовалось 20 секунд, чтобы ответить на ререйз и затем прочекать в темную, а-ля Фил Хельмут (Phil Hellmuth).

Флоп добавил экшена в игру, 4-6-7, две карты крестовой масти. У Матюсова две оверкарты, у Негриану флэш-дро с оверпарой. Матюсов попросил посчитать стэк Негриану, размер которого был около $200 000, прежде чем выдвинуться олл-ин, увеличив размер банка в два раза! Негриану потребовалось достаточно много времени, чтобы принять решение, и на то были причины, ибо если у Матюсова оверпара, то Негриану останется ни с чем. То, как Матюсов разыграл руку, в любом случае, говорило Даниэлю больше о дро к сильной комбинации вроде А♣К♣/A♣Q♣, чем об оверпаре. Именно поэтому Негриану в конечном счете коллировал, что привело к разделению пота $496 800 между двумя игроками на сновании коин-флипа. Матюсов был раздражен коллом Негриану; «Это худшая рука, которая у меня когда-либо была…». Но … конец раздачи стоило видеть. Поверьте.

«Я делал вид, что у меня те карты, которые выпали тебе!»

Иногда у Даниэля прослеживается тенденция играть так, как будто у него сильная рука… против игроков, у которых реально сильная рука. И в случаях, когда имя игрока оказывается Дван, результат может быть катастрофичным. В этой конкретной руке из шестого сезона Дван удвоил ставку до $1 600, и Негриану вошел в игру со ставкой $6 500 с разномастными J-8 с позиции баттона, крупный рейз должен был остановить его и не связываться с непредсказуемым Дваном. Дван зашел в игру с действительно сильной рукой, ему выпали разномастные А-К, и Том решился на 3-бет, поставив $23 600. Даже если Негриану подозревал Двана в попытке украсть блайнды, реальная ценность руки Даниэля была настолько низка, что шансы на улучшение на флопе для его разномастных J-8 были крайне малы. Не смотря на это, он коллировал, добавив еще $17 100. Флоп был совсем не в его пользу, А-А-J, две из них червовые.

Первое слово было за Дваном. Он решил сделать продолженную ставку в размере чуть более половины банка – $28 200 – с трипсом тузов и старшим кикером. Негриану несколько засомневался. У него было две пары и средний кикер против невероятно непредсказуемого Двана. Но размер банка был изрядно увеличен три-бетом и продолженной ставкой. Это означало, что дабы узнать реальную ценность руки Двана, Даниэлю придется коллировать как минимум в еще одном круге торговли. А Том, как известно, не привык сбавлять темп, если уж вошел в раздачу. Исходя из этого, коллировать и наблюдать, как Дван сбросит на терне, или скинуть карты самому, выбор невелик. Негриану коллировал ставку в $28 200, имея третий, еще более опасный план в голове.

Терн стал ужасной картой для Негриану, крестовый король, на борде появилась возможность второй старшей пары и вероятность достроить стрит для руки Q-10. Это означало, что рука Негриану еще больше упала в цене, Дван же наоборот собрал натс и не сбавил обороты, а напротив, запушил $56 600. Это тот самый момент, когда Негриану должен был сократить свои потери, сбросив карты, даже потеряв при этом возможность увидеть руку Двана, ибо тот совершил три агрессивных ставки кряду – на префлопе, на флопе и терне. Если это не безумный блеф, Дван всеми силами говорил о сильной руке. Негриану крайне слабо считал теллсы и выбрал неудачный момент, чтобы представить руку, сделав рейз до $82 000, в банке на тот момент уже было $138 600. Двану хватило 10 секунд, чтобы коллировать, и Негриану был в еще большем шоке, когда на ривере выпала десятка пик, превратившая его руку в чистой воды блеф. Дван чек, склоняя Негриану к вэлью-ставке, но Негриану наконец сделал один умный ход – чек – и обнаружил, что рука А-К, которую он имитировал, оказалась у Двана. Это открытие стоило ему $170 000, чего могло бы и не быть, оцени он свои разномастные J-8 как мусор (что на самом деле так и есть) и скинь этот разноцвет сразу после 3-бета Двана на префлопе.

«Это один из тех, брат…»

Пятый сезон High Stakes Poker заставил Негриану встретить собственную неспособность сбросить руку, и следующая раздача против Дэвида Беньямина (David Benyamine) не смогла снять с Нергиану прочно прикрепившийся к нему лейбл автоответчика. Негриану зарейзил до $2 800 с UTG+1 на паре валетов, Питер Истгейт (Peter Eastgate) коллировал с двумя тройками, Беньямин коллировал с позиции малого блайнда с парой четверок, и Эли Элеза коллировал с позиции большого блайнда с одномастными 2-3. Флоп совсем не подошел Негриану, 2-4-7, две карты из них бубновой масти. Беньямин собрал сет. Блайнды прочекали, Негриану сделал продолженную ставку в $8 000. Истгейт сделал луз-колл, затем Беньямин зарейзил до $41 000 со средним сетом.

Негриану увидел, как трое до него коллировали его рейз на префлопе, затем один тайтовый игрок сделал продолженную ставку и один умный хитрый игрок сделал крупный рейз. Это просто кричало о сильной руке, но что дальше? Беньямин, конечно, мог разыграть дро-комбинацию, но в большинстве случаев он играл с оверпарами и сетами. Негриану решил коллировать, добавив в банк еще $33 000, возможно чтобы оценить терн и реакцию Беньямина на возможный флеш/стрит. Терн подарил Беньямину каре, так как то была 4♣. Беньямин решил продолжить ставки небольшой суммой, $35 000. Стэк Негриану исхудал на тот момент до $156 200, и ему предстояло принять серьезное решение – стоят ли его валеты права называться лучшей рукой, даже с учетом того, что Беньямин поставил небольшую сумму на терне? Беньямин выбрал такой размер ставки, как будто у него дро и он ожидает достроить комбинацию на ривере и в то же время, он вполне может сбросить, если Негриану сделает большой рейз, это была прекрасная ставка. Негриану очень долго размышлял по поводу ценности его руки и, в конце концов, не смог поверить в то, что у Беньямина сет/каре/оверпара, и соответственно сбросить или сделать флэт-колл, чтобы увидеть ривер. Вместо всего этого Негриану выставился олл-ин, получив моментальный колл от Беньямина. На ривере выпал А♥, если бы на терне Негриану просто коллировал, то после такого ривера можно было смело сбросить. Но слабое чтение карт противника стоило ему банка в размере $416 200.

Оцените материал
Сделайте мир лучше
0.0
0