История покера

История раскаявшегося грешника. Часть 1

Опубликовал в Мир Покера 0 0.0

Мы уже говорили о шулерстве в покере. И пришли к выводу, что, нравится нам это или нет, шулерство существует ровно столько же, сколько само понятие карточной игры. Покер – не исключение, шулерство шествует рядом с ним от самых его истоков. То есть обманом выигрывали уже тогда, когда покер еще не назывался покером и был распространен только на курсировавших по Миссисипи пароходах.

Тому подтверждение – фигура и деятельность самого прославленного шулера Америки Джонатана Харрингтона Грина. Правильнее даже сказать, не самого прославленного, а единственного прославленного. Потому что последнее, чего хочет любой шулер, – это слава. Но Грина ждала иная судьба. В начале своего жизненного пути он ничем особо не отличался от любого среднестатистического бандита. Одинокий заброшенный ребенок, растущий без отца, полуголодное детство, первые набеги на магазины с единственной целью – найти что-то на ужин, потом побег из дома, тюрьма и наконец работа в пароходной компании. Еще в тюрьме Грин обнаружил у себя талант шулера, когда ловко обыгрывал соседей по камере, пользуясь не совсем честными методами. Его махинации раскрыты не были, что навело Грина на мысль сделать шулерство основным источником дохода. Так он оказался на тех самых пароходах, которые упоминаются в любой статье об истории покера, и нисколько не смущался тем фактом, что развлекая порученных ему пассажиров, ловко вытягивал из них все их сбережения. Что ж, игра есть игра. Боишься проиграть – не садись за карточный стол.

Так продолжалось достаточно долгое время, пока в какой-то момент, по словам самого Грина, он вдруг не услышал глас Божий. Был ли это действительно голос Бога или голос совести, которая хоть и редко, но все-таки давала о себя знать, наверняка сказать трудно. Зато мы знаем – из собственных признаний шулера – что однажды он стал свидетелем не совсем приятной и весьма безнравственной сцены. Игроки, которым не терпелось побыстрее сесть за игру, достаточно грубо обратились к священнику с просьбой не доставать их своими проповедями и сбросили со стола религиозные буклеты, которые священник только что им раздал. Возмущенный таким отношением к святому отцу, Грин в бешенстве схватил приготовленную для игры колоду карт и выбросил ее за борт. И с этого дня за игорный стол он больше не садился.

Эта ситуация поставила перед ним серьезную задачу. С одной стороны, он поклялся себе больше не играть. С другой – надо было как-то жить, а он ничего не умел, кроме как играть в карты, да и то нечестно.  После долгих и мучительных раздумий он наконец-то нашел выход, причем весьма оригинальный. Он стал анти-шулером. Назвав себя (и, главное, будучи совершенно искренне в этом убежденным) раскаявшимся грешником, Грин начал колесить по всей стране с красноречивыми лекциями, в которых рассказывал о своем шулерском прошлом, признавался в совершенных им игорных преступлениях и делился историей обретения Бога и понимания божественного промысла. Лекции произвели настоящий фурор – но не столько из-за душещипательного содержания, сколько благодаря шулерским трюкам, которые он охотно демонстрировал широкой публике. Он раскрыл все приемы шулеров – от крапленых карт до приделанных к обшлагам отражателей – и с огромным удовольствием снова и снова показывал, как это работает. Опыта в этом деле ему было не занимать. Америка была в шоке. Грин верил в свою правоту и в «проект», который затеял, как крестоносец – в целесообразность и успех крестовых походов. Он неутомимо колесил по всей стране, стараясь везде сеять, как он считал, добро. Довольно быстро Грин остался без гроша в кармане, но и это его не остановило. Он свято верил в свою миссию и не уставал повторять, что рано или поздно «корона найдет праведника».
Оцените материал
Сделайте мир лучше
0.0
0