Школа покера

Худшее место за столом - справа от вас

Опубликовал Crockett в 23:38, 16.09.2014 2 4.0

Автор статьи - Эндрюfoucault82Брокос - профессиональный игрок в покер, тренер, а также автор первоклассных обучающих публикаций. В своей карьере профессионал успел попробовать как турниры типа СнГ/МТТ, так и НЛХ-кэш. Именно у него брал занятия Андре Коимбра перед началом своего знаменитого марафона. Среди обучающих публикаций Энрдю можно выделить «У него должно же быть что-то!» и «Пробуйте новое».

В безлимитном холдеме главноепозиция, и чем глубже стеки, тем она важнее. В игре с глубокими стеками вы должны контролировать человека, сидящего непосредственно справа от вас. Недавно я довел игрока до нервного срыва, а в этой статье попытаюсь выяснить, что именно привело его в полное отчаяние.

Мы играли с блайндами $5/$10 и максимальным бай-ином $2 000. Этот игрок сел справа от меня, и у него не было возможности забрать деньги со стола (таковы были правила). Хотя, нужно отметить, что игра со стеком меньше максимального может быть хорошим способом борьбы с сильным игроком, сидящим слева. Во всех сыгранных нами раздачах эффективный стек был не менее $2 000, если не указано иное.

Я не знаю его имени, но буду называть его Беном. Ему чуть более двадцати лет, и он, похоже, многое знает об игре, хотя и не является профессионалом. В какой-то период своей жизни Бен наверняка играл и обучался серьезно.

В одной из своих первых раздач этот парень открылся с хай-джека рейзом в $35, и я заколлировал на кат-оффе с K-Q. Со стеком в 100 ББ я мог бы посчитать этот колл довольно пограничным, но рассчитывал, что дополнительная глубина стека даст мне на постфлопе преимущество, достаточное для получения прибыли. Кроме того, игроки, которые сидели за мной, были относительно слабыми, так что я не ждал сквизов и мне было все равно что они сделают..

Оба блайнда заколлировали, и мы увидели флоп T-T-9. Блайнды прочекали, Бен поставил $100 в банк $140, а я повысил до $250. Я не охотился на него, а просто подумал, что это хорошая рука для рейза. В многостороннем банке на дровяном борде я повышаю, когда получаю трипс на флопе, так что мне нужны руки, чтобы сбалансировать диапазон. Поэтому я выбираю дро, которые недостаточно хороши для колла. Таким образом, я скорее повышу с этой рукой, чем с Q-J, и вероятнее стал бы рейзить с 6-5, чем A-J.

Офлайн покер

Блайнды сбросили, а Бен заколлировал. Терн принес 5. Поскольку большая часть моего диапазона рейза на флопе состоит из трипсов и флеш-дро, KQo – один из немногих блефов, которые могли бы быть у меня в этой ситуации. Это был хороший вариант для блефа (хотя было бы еще лучше иметь при себе пику). Я поставил $400, Бен долго думал и потом сбросил. Я ничего не сказал и не показал, когда забирал банк, но уверен, его уже начали грызть сомнения по поводу этого фолда.

- Я сбросил сильную руку, - сказал мне Бен через несколько минут.
- Почему ты это сделал?
- Думаю, ты бы перекрыл ее.

Я не стал подтверждать или опровергать это, хотя было ясно, что именно этого он и хотел.

- Я сбросил тузы, - сказал Бен, снова явно побуждая меня к каким-либо разъяснениям.
- Без пики, я полагаю?
- У меня была пика.
- Ты сбросил тузы с пикой?
- Да.
- Это ужасный фолд, - улыбнулся я, показывая, что на самом деле не верю ему.
- Выходит, ты блефовал?
- Я этого не говорил. Но это ужасный фолд.
- Ладно, у меня не было пики, - попытался он еще раз.

Я безучастно кивнул, и он, наконец, понял, что я не собираюсь ему ничего рассказывать.

Я ответил бы так же, если бы у меня на самом деле была сильная рука. Посеять семена сомнения и создать впечатление, что у вас могла быть любая рука, - это важная часть плана по введению оппонента в дискомфортное состояние, а это главное в игре один на один с соперником, сидящим справа. Не нужно огрызаться, но удерживайтесь от соблазна сделать милость и рассказать, что у вас было. Даже лгать не так полезно, как вообще ничего не говорить. Пусть соперника грызут сомнения.

В другой раздаче Бен сделал рейз на префлопе, и на этот раз я заколлировал с 8-7. Я уравнял ставку на флопе K-6-5, на терне вышел J, он чекнул, и я поставил вдвое больше банка. Бен громко вздохнул и сбросил.

Я показывал такую же агрессивную игру против других оппонентов, но могу с уверенностью сказать, что это производило впечатление на Бена и тогда, когда он не участвовал в раздаче. В одном случае я сделал конт-бет на флопе с двусторонним стрит-дро, заколлировал чек-рейз, а на терне получил натсы и сам сделал рейз. Противник сбросил, а я опять не показал свою руку и ничего не сказал о ней.

Я строил свой имидж, не стараясь и не демонстрируя сверхъестественной игры - у меня были сильные дро или готовые комбинации, когда я раздувал банк. Моим соперникам казалось, что разыгрывать банк с моим участием – значит, вероятно, рисковать проиграть весь стек. Большинство регуляров в лайв-играх с глубокими стеками являются нитами, поэтому такое давление для них крайне не удобное, и не привычное.

Покер вживую

Однажды я ставил 3-бет три раза подряд и выиграл все три банка без шоудауна. У меня не всегда были монстры, но всегда были подходящие для 3-бета руки (когда вы в позиции с глубоким стеком, многие 3-беты могут считаться подходящими). И опять-таки, я не форсировал события и не шел на полный блеф. Простой агрессивной игры с соответствующим широким диапазоном было достаточно, чтобы создать этот устрашающий имидж. Бен тогда уже открыто выразил восхищение тем, как я вытеснял противников из банков.

Сразу же после этого разговора он открылся лимпом с малого блайнда (чек лишает меня многих возможностей доставить неудобство игроку справа). Я повысил до $30 с J-5, а он коллировал. Я и не рассчитывал, что Бен сбросит, просто формирование банка в позиции с одномастной рукой - практический беспроигрышный вариант.

На флоп вышли K-5-3. Бен чекнул, я поставил $30, а он повысил до $100. Хотя я и сомневался, что он так разыгрывает короля, в действительности это не имело значения. Просто у меня была слишком сильная рука, чтобы сбрасывать на рейз, учитывая ширину моего диапазона в этой ситуации. Я заколлировал.

На терне появился K. Бен поставил $180 в банк $260, и я заколлировал. Меня порадовала эта карта, так как она не закрывала никакое дро и делала наличие короля у оппонента менее вероятным. Не каждый будет блефовать с такой явно неподходящей для блефа картой, как эта. Но я подумал, что Бен, который совсем недавно выражал восхищение моей агрессией, возможно, попытается проявить активность. По крайней мере, он мог бы сделать это с бубнами или стрит-дро.

На ривере вышла еще одна тройка, и Бен поставил $280 в банк $620. Несмотря на то, что я был уверен в необходимости коллировать, я не стал спешить. «Ты ставишь с тройкой на ривере?» - спросил я Бена. У него был неплохой покер-фэйс, но казалось, что он чувствует дискомфорт. Играло какую-то роль и разочарование, которое на него обрушилось несколько минут назад. Я сделал колл, а Бен покачал головой и сбросил. Я воспользовался возможностью не показывать свою руку.

- Ты коллировал с сильной рукой? – спросил он, покраснев.
– Думаю, с приличной. Не с высшим валетом.

Бен вздохнул и опять покачал головой.

Оппонент потерял самообладание. Новая девушка-дилер, которая пришла из-за стола омахи, случайно сдала нескольким игрокам по третьей карте, что привело к пересдаче, и он вскинул руки вверх. «Вы это серьезно!?» - воскликнул Бен, впрочем, надо отдать ему должное, через мгновение он извинился перед сотрудницей рума.

Дискомфорт в покере

Примерно полчаса спустя игрок, сидевший через одно место справа от меня и тоже ставший моей мишенью за счет позиции, повысил до $35. Бен заколлировал, а я сделал рейз с A-J до $140. Сбросили все, кроме Бена. Он не докупался после того, как проиграл мне, поэтому начал раздачу со стеком около $1 500.

На флопе вышли K-J-6. Мы оба чекнули. Я решил так сделать, поскольку очень часто ставлю с флеш-дро на флопе, и хорошо было бы добавить несколько таких дро и в мой диапазон чека.

На терне открылась 2. Бен поставил $200, и я сделал колл. Оглядываясь назад, могу сказать, что это, вероятно, было ошибкой. После своей предыдущей попытки Бен выглядел таким разбитым, что в действительности не мог снова блефовать. Тогда лучше было рейзить и строить банк на его сильных руках.

На ривере вышла 4, так что у меня по-прежнему были натсы. Бен поставил $300, и я пошел в ва-банк. Он приобрел болезненный вид и погрузился в долгие раздумья. Наконец, он произнес: «У тебя просто должно быть что-то» и сбросил свою руку.

«Я сбросил сет», - сказал он мне, когда я собирал фишки. Я кивнул, не желая снижать давление. По правде говоря, я и сам немного расстроился, услышав, какой крупный фолд он сделал. Это было правильно не только в том смысле, что его карта была бита в той ситуации, но и в том смысле, что я бы тогда не пытался блефовать. Было не похоже, что он готов сделать в игре со мной большой фолд.

Возвращаясь к своей главной мысли, которая состоит в том, что я, за исключением некоторых легких уколов, не лез из кожи вон, чтобы подловить или запугать Бена. Не делал диких блефов и не отходил от своего стиля, чтобы попасть с ним в один банк. Если вы играете хорошо, и вам заходит не слишком слабая карта, то вы естественным образом становитесь опасным для игрока справа от вас.

Я не преследовал цель вывести Бена из себя, но это стало подтверждением хорошей игры с моей стороны. Он обыграл меня лишь раз. Причем это произошло тогда, когда я отклонился от своей сбалансированной стратегии и повел себя с вэлью-рукой не так, как обычно делаю это при блефе.

Оцените материал
Сделайте мир лучше
4.0
2