Мир покера

Фил Гельфонд: О том, как я пришёл в покер (часть вторая)

Опубликовал sandr1x в 09:23, 18.05.2012 0 0.0

Первую часть можно прочесть здесь.



Серьёзное решение


Когда в январе мне исполнился 21 год, я принял серьёзное решение. Я собирался пропустить первую неделю занятий, чтобы съездить в Тунику (штат Миссисипи) и посетить турниры WPT и WSOP Circuit с бай-инами по $10k. Мой банкролл составлял примерно $100k, поэтому такое решение было не самым мудрым с точки зрения банкролл-менеджмента, однако я действительно желал этого всей душой. Я хотел сыграть с теми, за кем наблюдал по телевизору, за настоящим столом и, возможно, выиграть какой-нибудь турнир перед телекамерами.


Один из моих друзей-покеристов из Мэдисона поехал со мной, чтобы поддержать, а заодно и кэш покатать. Помимо всего прочего, на месте проводилось много SnG-сателитов, в которых мы оба приняли участие и разорвали местное слабое поле.


Я рано вылетел из WPT, но ни о чём не сожалел. Ведь это по-прежнему было потрясающим жизненным опытом, а WSOP Circuit прошёл получше.


Мне удалось выплыть и соорудить себе стек. В первый день турнира я сидел рядом с Тоддом Брансоном. Я играл с парнем из телевизора! Тодд, правда, выглядел очень подавленным большую часть времени, словно не хотел там находиться. Тогда меня это шокировало и вызывало отвращение (хотя сейчас я всё понимаю, Тодд). Как это вообще возможно: жить в сказке, играть турнир с бай-ином $10k и быть несчастным?! Было так здорово, что я даже не мог этого до конца осознать. В тот момент я подумал, что буду гриндить как можно больше SnG-шек в течение всего года, чтобы отложить максимальную сумму и сыграть побольше таких турниров за $10k потом.


На второй день меня усадили за стол с Даниэлем Негреану — одной из самых ярких звёзд в покере. Он был совершенно другим: отлично проводил время, разговаривая за столом со всеми подряд. Сидел он рядом со мной, поэтому со мной много и говорил. Я просто не мог в это поверить. Он был покерной знаменитостью мирового уровня, при этом сидел и беседовал со мной, как обычный человек с другим таким же обыкновенным человеком.


Я продолжил наращивать свой стек. Поездка становилась всё интереснее и интереснее.


Также, кстати, я ещё как-то сидел там рядом с Биллом Эдлером, благодаря которому мой естественный страх неизведанного перед большими турнирами благополучно исчез. По сей день Билл остаётся, возможно, самым приятным в общении и дружелюбным человеком, с которым мне доводилось играть в своей жизни. Я понятия не имел, кто он был такой, пока он сам не представился. В любом случае, тогда он был не слишком уж знаменит, но я до сих пор благодарен ему за то, что он сделал мою поездку на WSOP Circuit более приятной и интересной.


Турнир продолжался. Я успел поиграть за несколькими столами с Негреану в составе. С Биллом тоже довелось ещё поиграть. Помимо этого, становилось всё больше знакомых лиц тех, кто впоследствии стал моими хорошими знакомыми. Я почувствовал, что мне стало гораздо комфортнее находиться там.


К сожалению, я не помню каких-то конкретных раздач, но прошёл довольно глубоко. Вылетел где-то в районе 22-ого места, что принесло неплохие $22k. Я окупил свою поездку. И хотя мне по-прежнему было обидно, что меня остановили в шаге от моей мечты — попадания за финальный стол, который транслировали по ТВ, я всё же был очень доволен своей поездкой «в ноль». (Кстати, я выиграл около $6k в тот же вечер, когда вылетел, за столами блек-джека, в который любил играть в то время.)


Я вернулся в Мэдисон и собирался пройтись по всем предметам, чтобы подтянуть «хвосты» пропущенных занятий, которые составили примерно полторы недели. Я сверился с онлайн-расписанием и принялся обдумывать, как всё это нагнать. Хотя мыслями я был совсем в другом месте.


В итоге я решил отложить учёбу ради покера до следующего лета. На тот момент пропуски не были критичными.


 


Случайность, пропуски и кое-какие воспоминания


В течение этих двух лет я иногда ездил в Вегас, чтобы встретиться там с некоторыми SnG-регулярами с 2+2. Я познакомился со многими людьми, включая таких известных товарищей, как Raptor517, g0od2cu, theUsher, Apathy и Daliman (хотя все поездки сливаются у меня в голове в одну). Теперь этих людей большинство знает под именами Дэйва Бенефилда, Эндрю Робла, Алана Сасса, Питера Джеттена и Далимана.


Кстати, примерно в тот же период я впервые съездил на PCA, который проходил на Багамах. Это была одна из самых захватывающих поездок в моей жизни. Прошёл я там довольно глубоко, но в призы попасть не удалось. Тем не менее, я получил богатый опыт и, если можно так выразиться, «прозрел». Я попал в раздачу с игроком, который был очень зол из-за результата предыдущей. То ли переехали его там, то ли он сам по себе был таким обозлённым. Не помню экшена, но до ривера я дошёл с промазавшим флаш-дро и держал на рукай A-хай.


Видите ли, дело в том, что игрокам в SnG особо не нужно заморачиваться с игрой на постфлопе. На ранних стадиях турнира нужно просто играть очень тайтово. Ставишь контбет и сдаёшься, если только у тебя не дро с 8+ аутами или топ-пара+, когда можно было ставить две, а то и три улицы. Существенное преимущество в SnG проявлялось в поздних стадиях, когда было необходимо правильно определять диапазоны открытия, пуша, колла, и уже на основании этого делать у себя в голове математические расчёты, чтобы выяснить, с какими руками сдедует принимать пуш, а с какими коллировать. Я стал очень хорошо рассчитывать все эти диапазоны разных соперников в различных ситуациях. Это и было моим преимуществом над другими профессионалами, как мне кажется. Я мог с определённой долей вероятности сказать, как сыграет оппонент, основываясь на динамике игры и своих наблюдениях в психологическом контексте.


Но вернёмся к той раздаче. Ривер, у меня A-хай, оппонент зол. Я заколлировал тёрн и промазал со своим флаш-дро. Я чекнул, а тот мужчина — поставил. Но сделал он это в очень агрессивной манере. До меня потом дошло (к моему стыду, только гораздо позднее), что он мог также ставить свои промазавшие дрова или даже вообще полный воздух, из-за того что был чем-то сильно разозлён. То есть, мне можно было коллировать без совпадений. Этому меня не учили в SnG.


Некоторое время я находился в размышлениях, а после — робко задвинул все свои фишки в центр стола.


Оппонент выкинул. Ну, не просто выкинул, а бросил свои карты с яростью в сторону. Я не показывал свою руку, а дилер не трогал фишки. Тогда я не знал, что мне придётся открыть свои карты, ведь я не искал ни похвалы, ни признания. Более того, я не хотел, чтобы кто-то вообще видел мою руку. Также я не хотел выставлять глупым того злого мужчину, обозлив его таким образом ещё сильнее на меня.


Я подвинул свои карты дилеру, а он перевернул их. Стол буквально «взорвался». Оглядываясь назад, могу сказать, что это покажется сейчас странным, ведь сегодня никого не удивишь колл-дауном по A-хай. Наверное, игра была немного другой в те времена, да и за столом, где я сидел, было много новичков в покере. Хотя, на мой взгляд, роль сыграло и то, и другое в какой-то степени.


Злой мужчина разозлился ещё сильнее, а остальные игроки стали меня нахваливать, я же просто тихонько собрал фишки, не поднимая головы и стараясь изо всех своих сил подавить улыбку, которая пыталась пробиться на поверхность моего лица.


После этого случая, я подсел. Подсел на хиро-коллы, а также на покер с постфлопом (хотя и не сразу влился в процесс изучения).


Мой друг по имени Ден, которого я встретил немного позже, сказал, что я люблю коллировать из-за своей натуры. Типа я пассивный человек и не люблю агрессивных людей. Есть ли более удачный способ получить от игры с ними удовольствие, чем перехитрить их и заставить чувствовать себя глупо из-за собственной же агрессии?


Совсем немного времени прошло перед тем, как я начал потихоньку отходить от беспостфлопных SnG. Итак, в феврале на третьем курсе я, по совету Питера Джеттена, перешёл от своих привычных SnG со стабильным долларом в час в неизведанную вселенную кэша, где мог поупражняться в любимых мною коллах. Питер сказал, что в кэше крутится гораздо больше денег, и он оказался прав.


 


Игра в кэш


Начал я с NL1k 6-макс на PartyPoker. Мой винрейт в первое время составлял 5bb/100 (игры тогда были просто наисладчайшими). Тем не менее, меня сильно беспокоил тот факт, что я не знал основ кэша.


Я нанял двух тренеров: Эмиля Патела (whitelime) и Томми Анджело. Эмиль помог мне с базовыми навыками игры на префлопе, хотя с ним я успел позаниматься только часа три.


Я думал, что Томми будет учить меня покерной стратегии в кэше, но как же я ошибался. Я провёл неделю в Вегасе, проходя курс занятий от Томми. Мы работали над селектом, управлением тильтом, умением вовремя остановиться и выйти из игры, а также всем тем, над чем я не думал, что мне нужно учиться, хотя это было действительно необходимо. Томми не научил меня покеру, он научил меня быть покеристом.


С тех пор мы с Томми стали друзьями. Время от времени я обращаюсь к нему за советом (кстати, буквально пару дней назад звонил ему). С Эмилем мы тоже подружились, но этому было суждено случиться в любом случае, так как наши пути впоследствии частенько пересекались.


Я провёл в Мэдисоне ещё один семестр, играя в покер как можно больше. Помимо прочего, продолжил посещать занятия по театральному искусству в компании, а также виделся с друзьями. В общем, всё было по-старому, но только уже без того неприятного чувства, которое возникало при необходимости посещать занятия. Я всё ещё играл из своей комнатушки в трёхспальной квартире, однако теперь у меня были два 21-дюймовых монитора от Dell. Я платил прачечной за уборку, а Кэролин больше не считала меня геем.


 


Перевод заключительной, третьей части поста ожидайте в ближайшее время.

Оцените материал
Сделайте мир лучше
0.0
0