Школа покера

Чтение рук (автор - Samoleus)

Опубликовал Ma_O в 18:11, 24.08.2009 10 0.0

Когда вы пытаетесь определить на ривере, что же за рука у вашего противника, очень важно принимать во внимание то, как он разыгрывал руку на каждой улице. Я часто встречаю игроков, неправильно интерпретирующих действие их противников на ривере, хотя, если бы они проанализировали полностью розыгрыш руки противником с самого начала, найти правильное решение было бы сравнительно нетрудно. Розыгрыш руки, о котором я сейчас буду говорить, иллюстрирует этот принцип. Я успешно зарейзил бет своего оппонента на ривере и заставил его сбросить лучшую руку. Если вы посмотрите лишь на наши действия на последней улице, мой блеф покажется вам чем-то опрометчивым, и, в лучшем случае, удачливым. Однако, если вы будете рассматривать ставку моего оппонента на ривере как часть стратегии его игры на предыдущих улицах, мой блеф покажется вам очевидным решением.

Мы играли в 6-макс NL Holdem со ставками $25-50. С позиции катоффа я делаю рейз до $150 с карманными тройками. Мой оппонент на малом блайнде колирует меня, все остальные выкидывают. На флопе выходит Q-Q-6 трех разных мастей. Мой противник чекает, и я ставлю $275 в пот $350. Противник коллирует.

На данный момент я могу положить своему оппоненту любую карманную пару от двоек до валетов (если бы у него были дамы и выше этот игрок обязательно бы ререйзил меня еще на префлопе), руку типа 6-7 или 6-5 одномастные, или монстра типа дамы либо 6-6. Заметим, что доска абсолютно сухая, так что невозможно допустить, что у него дро. И этот игрок был не из тех, кто флоатит флоп с воздухом, тем более без позиции.

На терне вышел туз четвертой масти. Мой оппонент снова чекает. Иногда здесь я мог бы делать ставку, изображая туза, с которым я не попал во флоп, но поймал пару на терне, и практически во всех случаях моя рука была бы младше. Однако мой соперник был сильным игроком, и принимал во внимание то, что я могу попытаться использовать туз на терне для блефа. Более того, он также знал, что если бы у меня и вправду был туз, я, скорее всего, тоже прочекал бы для пот-контроля, раз уж он заколлировал мой бет на парном флопе. После этого я мог бы заколлировать ставку на ривере или ставить самому после чека оппонента. Вот почему я посчитал, что не смогу выбить его из пота своей ставкой на терне, и тоже сделал чек.

Карта, вышедшая на ривере, поначалу казалась ужасной. Это был еще один туз, и доска теперь выглядела так: A-A-Q-Q-6. Это еще более обесценило мою руку. После чего мой оппонент лидит со ставкой $700 в пот $900. Итак, а вот столь важные размышления о возможной руке оппонента, в конечном итоге помогшие мне выиграть эту раздачу.

Я попытался положить своему противнику руку, с которой он мог бы так сыграть. Здесь у него не могло быть дамы. Если бы у него была дама, он бы знал, что ни одна рука хуже его не заколлирует ставку на ривере, и ни одна рука лучше его не упадет на эту ставку – так что он, без сомнения, сделал бы чек на ривере, и либо заколлировал, либо упал на мой возможный бет. Ставить, имея на руках даму, не выгодно, и этот оппонент был достаточно силен, чтобы это понимать. Тоже самое относилось и к 66. Если ему настолько повезло с флопом, и он пытался слоуплеить, ему бы вряд ли понравился терн и ривер. И сейчас бы он находился в ситуации когда, опять же, его ставку на ривере не заколлируют худшие руки, а лучшие не упадут. Так что, опять же, с сетом шестерок он бы сделал чек и затем как-то реагировал бы на мои ответные действия. Что насчет туза? Ну, конечно, это возможно, что туз ставил бы на ривере, однако намного лучше было бы сделать чек и позволить агрессивному игроку вроде меня загнать самому себя в ловушку. Но даже если мы на мгновение опустим этот момент, какой туз у него должен бы быть, с которым он бы заколлировал меня на префлопе и потом на первой улице? Этот оппонент стопроцентно бы ререйзил меня с руками типа AQ или AA. Если бы у него был A6, то он бы выкинул его еще на префлопе. И ни одна другая рука с тузом не заколлировала бы меня на флопе. Так что, если сложить все вместе, я мог быть уверен, что у моего противника здесь не мог быть туз, дама или фулл на шестерках.

Итак, что же оставалось? Его единственно возможной рукой была карманная пара, или рука, содержащая одну шестерку. Конечно, любая из этих рук была бы доминирована тузом или дамой. Таким образом, он понимал, что может быть бит, и сейчас хотел забрать пот своей ставкой.

Конечно, я знал, что какой бы ни была его рука слабой, она все равно была сильней моей. Мне практически ничего не оставалось, и я также знал, что если хотя бы одна карта в его руке была выше шестерки, на шоудауне я проигрывал. Но, все же, проанализировав весь ход раздачи, я «знал» практически наверняка, что раз его рука могла быть с легкостью доминирована, то он вряд ли ответит на мою агрессию. Более того, он не мог быть уверен, что туза не было у меня (так как в большинстве случаев с тузом я сыграл бы подобным образом). Поэтому я ответил на его ставку на ривере рейзом до $2000. Он тут же выкинул, показав карманные десятки.

Итак, какова мораль этой истории? При игре против хитрых оппонентов попытки интерпретировать силу их рук на основании какого-нибудь одного действия могут показаться многообещающими, однако, если вы оцениваете игру на протяжении всей раздачи и делаете вывод на основании всего, что вы видели и сопоставили, принимать правильные решения вам будет намного легче.

Оцените материал
Сделайте мир лучше
0.0
10